Длинные луга

Глава 19

Ангус

В своем последнем рассказе я рассказал вам об Ангусе, который преследовал быка со своим отцом. Вы, вероятно, уже догадались, что он рос не в той среде, в которой взрослые носили деловой костюм и сидели за письменным столом. Ангус вырос в жесткой среде задубевших бушменов, которую я описываю в своих романах. Некоторые люди обвиняют меня в преувеличении. Позвольте мне заверить вас, это не так. Ангус получил свое дошкольное образование в дистанционной школе и в частных уроках своей матери. Его младшие братья были склонны к схоластике. Ангус был другой. Так что, когда его дед по материнской линии дал ему деньги для поступления в дорогую школу-интернат, Ангус был не в восторге.

Это была престижная школа в Англии, которую закончила его мать. Она происходила из аристократической семьи и уехала в Австралию в качестве туриста. Ее родители были впечатлены, когда она сказала им, что она встретила яхтсмена Люка, который владел колоссальной недвижимостью в заливе Карпентария.

Она вспоминает их шокированные лица, когда они встретились с ее будущим мужем. С его загоревшим лицом Люк был больше похож на рабочего, чем на джентльмена, и он говорил с тяжелым австралийским акцентом, который они с трудом понимали. Короче говоря, Люк не был того сорта парнем, которого они хотели видеть своим зятем.

Дед очень хотел вывести Ангуса в высший класс, и молодой человек двенадцати лет прибыл в свою новую школу подобающе одетым. Дела пошли плохо с самого начала. Ангус считал своих новых товарищей заносчивыми. По крайней мере, это было выражение, которое использовала его мать при описании презрения своего сына к своим сверстникам. Я подозреваю, Ангус использовал более крепкие выражения.

Он был особенно раздражителен, потому что заносчивые дети не верили его рассказам о жизни на ферме. Они обвиняли его во лжи. Кулаки летали, и персоналу пришлось вмешаться. Ангус дрался не по правилам и неизменно выигрывал.

Он проучился несколько лет в своей новой среде, прежде чем вернуться в степь. К тому времени он получил все, что хотел от школы. Его оценки в английской литературе были плачевны, но он преуспел в определенного рода математике. Поставьте знак доллара перед числами и Ангус был готов говорить о процентных ставках, инфляции, рычагах, доходах и других финансовых инструментах, необходимых для ведения бизнеса.

Сейчас ему за сорок, но выглядит он старше. Сухой воздух и суровые лучи тропического солнца состарили его кожу. Его скотоводческое хозяйство находится рядом с Люком, и он ведет его совместно с туристическим бизнесом, которое он создал для рыбаков, посещающих регион с целью наловить баррамунди.

Глава 20.

Длинные луга

Был момент, когда Австралия выезжала как говорится, на спинах овец.

Нация на краю Земли должна была производить товары, которые могли быть доставлены морским путем и не нуждались в холодильнике. Золото было одним, а шерсть была другим таким товаром.

К тому времени, как родился мой друг Дэйв, времена бума шерсти прошли. Цены рухнули и семейные фермы были слишком малы, чтобы обеспечить достойный уровень жизни.

В отчаянии его отец прибегал к разного рода средствам для пополнения семейного дохода. В одно время он убивал кенгуру и продавал шкуры кожевенным заводам, а плоть — на корм животным. Когда рынок кормов животных иссяк, он варил кенгуру в сорока-четырехгаллонных барабанах и кормил этим мясом свиней. Поросята наслаждались приготовленным кенгуру и наблюдался устойчивый спрос на свинину. Жизнь становилась все безнадежней. Двенадцатилетний Дэйв научился стричь овец. Он уже помогал своему отцу купировать хвосты шерстистых бродяг и кастрировать баранов. Соседи имели аналогичные проблемы, и все члены семьи были призваны на помощь.

На одной ферме пятнадцатилетний парень пролил концентрированную жидкость для падежа овец на нижнюю часть своего тела и умер, не успев получить медицинскую помощь. Отец мальчика позже совершил самоубийство. Дэйв воспринял это особенно удручающе. Для жены и дочери потеря одного члена семьи была горем. Потеря другого стала разрушительной.

Низкие цены на шерсть и засуха довели дело до конца. Родители Дэйва ушли со своей земли. Они были под ипотечными кредитами, хозяйство уже не принадлежало им. Как и другие, они собрали свое оставшееся имущество и отправились в «длинные луга».

Для меня, этот термин имел не более, чем исторический интерес. Раннее колониальное правительство создало широкие дороги для скота, чтобы доставлять его на рынок. Со временем на их месте построили гравийно-смоляные дороги, именно поэтому многие Австралийские дороги имеют широкие травянистые полосы по обе стороны.

Для Дейва, этот термин вызывал чувство беспомощности и отчаяния. Длинные луга были последним пристанищем. Это было местом, куда вы шли, когда не осталось никакой еды на вашей земле. Когда ваши стада съедали последнюю травинку, вы вели их на шоссе, чтобы они могли есть траву на обочине дороги.

Длинные луга

Он и его отец ехали впереди на своих лошадях. Остальные члены семьи следовали за ними в грузовике для перевозки скота. После десяти дней, они достигли Гундивинди, на границе Нового Южного Уэльса/Квинсленда, и продали всех животных, которые у них оставались. Отец использовал деньги, чтобы купить караван и заключил контракт с фирмой подрядчиков как водитель комбайна.

В течение следующих нескольких лет они жили жизнью кочевников, двигаясь на север вплоть до Центрального Квинсленда, затем обратно в Новый Южный Уэльс, так как сезон сбор урожая распространялся в более холодные части континента. Быть сыном комбайнера было проблемно, но были и преимущества. У отца больше не было финансовых проблем, его здоровье улучшилось. Мать стала более спокойной и Дэйв увидел свет в конце туннеля.

Обучение было под контролем. Он признается, что уклонялся от учебы в дистанционной школе. Давление ровесников положило этому конец. Дети из его окружения, были полны решимости получить достойное образование. Все было устроено, когда они прибыли в новый город.

Преподаватели ожидали их, они были дружески встречены местными жителями. Дэйв бросил школу в восемнадцать и пошел работать на Квиндслендскую железную дорогу учеником электрика. Он оставался на железной дороге некоторое время, а затем основал частный бизнес. Как и я, он был заядлым аквалангистом и работал на водолазном судне в свое свободное время.

Сельское хозяйство никогда не бывает легким, но теперь оно не такое сложное, как это было тогда. Тирания расстояний была ослаблена путем развития дорог и достижений в области телекоммуникаций. Много мелких фермерских хозяйств разорились, появились большие экономически жизнеспособные холдинги, чтобы занять их место.

Сейчас меньше фермеров и они более процветающие, чем те, поколение назад. Обшитые деревянным сайдингом дома с крышами из гофрированного железа вытесняются процветающими жилищами, которые выглядят уместно в современном городе. Есть те, кто испытывает ностальгию по исчезающему прошлому. Дэйв не является одним из них.

Продолжение

НаверхНаверх