Крокодиловые фермы

Глава 18

Крокодиловые фермы

Когда я был мальчиком мысль о фермах крокодилов никогда не приходила мне в голову. Мои дедушка и бабушка имели ферму в графстве Линкольншир (Англия), и я жил с ними. В основном у них были коровы и куры. Крокодилов я там не видел. Я мог бы остаться в блаженном неведении о большой рептилии, если бы не подсел на астрономию в школе. Мое увлечение небесами привело к степени в астрофизике и сомнительной карьере звездочета. Спрос на астрономов не высок, и я вскоре напряг свой мозг в поисках альтернативного способа прокормить семью.

Работа чиновником в Канберре обеспечивала стабильные условия, но мне было скучно. Я подал в отставку и поехал на север в австралийские тропики, где я был зачислен в штат Университета Джеймса Кука в Таунсвилле на должность пресс-атташе. Вскоре я начал писать статьи на разные темы, как то — устная история, инженерия ветров и крокодиловые фермы.

Есть одно правило, чтобы писать о захватывающие статьи, надо по-настоящему вовлечься в дело. Так что, когда моя жена услышала, что я говорю о растущем спросе на шкуры крокодила, она встревожилась. Мы жили у моего друга Люка на его ранчо в Северной части залива Квинсленда.

Я должен объяснить, что термин хозяйство используется, чтобы описать участок земли, который назывался бы ранчо в Америке. Хозяйство Люка составляло четверть Бельгии, но не думайте о нем, как о сказочно богатом. Огромная площадь стоила не больше, чем несколько блочных домов умеренных цен в пригороде Сиднея.

Земля была в поясе саванны Австралии. В сезон муссонов его затопляло. Остальные девять месяцев в году оно превращалось из зеленого в коричневое, затем в черное. Последнее бывало, когда горели пожары.

Люк был скотовод. Он держал скот, а это становилось все труднее. Был момент, когда он собрал своих животных и погнал к ближайшей железнодорожной станции. Те времена прошли. Правительство приступило к кампании по ликвидации таких болезней скота, как бруцеллез и туберкулез в северных стадах. Чтобы остановить распространение заболевания крупного рогатого скота, его нужно было поймать и привезти.

Однажды Люк пригласил меня посмотреть, как он со своими работниками сгонял волов. По своей наивности я ожидал увидеть группу мужчин с задубевшей кожей в широкополых шляпах и штиблетах с резинкой. Оказалось, с задубевшей кожей был только Люк. Вся его группа состояла из него, его десятилетнего сына Ангуса и девятнадцатилетнего парня маори, по программе обмена опытом. Позже я узнал, что отец молодого человека был ветеринаром и хотел, чтобы сын получил реальный опыт животноводства перед поступлением в университет.

Люк направил меня к джипу, который последний раз обслуживался во время Второй мировой войны. я сел на водительское сидение и стал искать ключ зажигания, когда услышал приказ.

«Свали отсюда, приятель!»

Ангус появился на моей стороне. Малыш рос во взрослой компании и не знал, как вести себя, как ребенок. Я отодвинулся, и он занял мое место за рулем. Здесь были блоки на педалях, чтобы приспособить его короткие ноги и подушка,

чтобы приподнять его достаточно высоко над приборной панелью. Я сел на пассажирское сиденье, а девятнадцатилетний сжался на капоте. Люк следовал сзади на старом грузовике для перевозки скота.

Мы ехали за бычками, которые были изгнаны из стада их папами и дядями. Молодые животные бродили вокруг русла ручья, где трава была еще зеленой и была вода, чтобы пить. Они смотрели с озадаченным выражением, когда мы приблизились. Мы могли бы прийти с другой планеты. Они никогда не видели ничего подобного раньше. Большие, печальные взгляды выражали недоумение затем тревогу.

Один повернулся и остальные повернулись. Ангус нажал на газ и джип рванулся вперед. На передок были установлены старые шины. Цель была в том, чтобы измотать убегающего животного

и опрокинуть его. В такого рода конкурсах, все зависит от выносливости. Двухгодовалый бычок не очень вынослив. Десятилетний мальчик за рулем джипа вынослив настолько, насколько хватит бензина в топливном баке.

Ангус выделил одного бычка и встал в нескольких шагах позади него. Местность была плоская и усеяна выжженной травой и небольшими деревьями. Подопытное животное могло бы сбежать вниз к воде и оставить джип позади, но они держались на равнине.

Исход никогда не был под сомнением. Скорость бычка упала. Ангус нанес ему скользящий удар шинами. Измотанное животное перевернулось и парень маори схватил его за яички. Спустя несколько мгновений появился Люк и набросил поводок на шею животного.

В ту ночь, когда мы ужинали, Люк признался, что он практиковал очень примитивную форму животноводства, но у него не было других вариантов. Через год все изменилось. Он застрелил весь свой скот, а правительство все возместило ему.

Когда область была объявлена свободной от болезней, он пополнил запасы сертифицированными животными. Это заставило меня задуматься о крокодиловой ферме.

Несколькими неделями ранее, я брал интервью у группы ученых, которые работали на научно-исследовательские программы, направленные на внедрение новых отраслей в Тихоокеанском регионе. Крокодиловые фермы были одними из них.

В те дни шкура трехлетнего крокодила стоила около $ 200 на международном рынке. Это сравнимо с тем, что Люк получал за свой крупно-рогатый скот. Процесс был простым. Не было никакой необходимости везти крокодилов на грузовике в скотобойню. Разрешалось стрелять в них. Шкуры были плоскими, поэтому транспорт не был проблемой. Люку пришлось перестрелять свое стадо в рамках программы искоренения болезни. Вместо того, чтобы оставить их для ворон и орлов, он мог скормить их крокодилам.

Суммы покрывали расходы. Крокодилы хладнокровные. Это означает, что им не надо расходовать энергию, чтобы согреться. На самом деле они вообще не расходуют много энергии. Большее время они околачиваются в грязных бассейнах, ожидая, когда появится их следующая еда.

Как следствие, многое из того, что они съедят остается в их теле. Забейте бычка, положите его в морозильник и кормите крокодила кусками, чтобы крокодилы размножались. За три года бычок будет съеден, а вы будете иметь шкуру крокодила, достаточно большую, чтобы продать Французской индустрии моды.

Люк спросил, были ли детеныши склонны к болезни. Я сказал, что они были чрезвычайно выносливы. Дети крокодила привыкают к плаванию в экскрементах друг друга.

Крокодиловые фермы Австралии

Вы можете держать сотни в небольшом бассейне, и они будут оставаться в добром здравии. И не будет никаких проблем поисков съестного для крошечных гурманов. Все, что вам было нужно — повесить фонари над их бассейнами ночью и ночные бабочки бились бы о них.

На другой стороне стола наши жены смотрели с опаской, как мы описывали планы совместного будущего бизнеса. Жена Люка заговорила первой. «Не будет ли это опасно?»

Это был забавно. Имела ли эта женщина какое-нибудь представление об опасностях, с которыми сталкивалась ее семья, когда приходилось управляться с быками? Я открыл рот, чтобы сказать, но поймал предупреждающий взгляд от Люка.

«Где ты собираешься брать яйца?»

Я сказал, что правительство выдало разрешение, которые позволяет забирать яйца из гнезд крокодилов.

«А как насчет больших «быков», которые охраняют гнезда?»

Она попала в точку. Папы-крокодилы очень внимательны, когда дело доходит до охраны следующего поколения. Я сказал, что будем ждать, пока папа пойдет за едой, затем прокрадываемся с корзинкой и забираем несколько яиц. Люк будет стоять с пистолетом на случай, если папа вернется раньше, чем ожидалось.

Это решило дело. Моя жена объявила в недвусмысленных выражениях, что я не буду принимать участие в крокодиловой ферме. Это было слишком опасно, и она не собиралась увозить детей из Таунсвилла жить в степи. Я очень послушный муж и подчинился ее высшей власти.

В последующие недели, Люк сделал тщательное исследование проекта крокодиловой фермы и решил придерживаться отрасли, которую он знал. Вероятно, это было разумно. Годы спустя проходил симпозиум по крокодиловым фермам в Таунсвилле, некоторые из участников остановились в моем хостеле. Крокодиловые хозяйства были теперь развитой индустрией в Австралии и я просил рассказать об этом.

Они сказали мне, что большинство успешных ферм являются дочерними куриных хозяйств. Рептилии помогают избавиться от голов и других частей, которые не принимают супермаркеты. Легкий доступ к отходам траулеров также является преимуществом, потому что крокодилы не могут жить на одних только куриных требухах, иногда им требуется рыба.

Продолжение 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

НаверхНаверх